19:02 

ЗФБ. Миди G-PG-13

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
Название: Слишком много сладкого
Автор: Higasi
Бета: Elsifer
Размер: миди, 9892 слова.
Пейринг/Персонажи: Кун Агеро Агнис, Эдин Дан, Кун Ран, Новик, Эппл, Майкл, Гэ-Танг, мельком – Шип Ли Су, Хатсу, ОМП в количестве.
Категория: джен.
Жанр: экшн, немного юмора.
Рейтинг: PG-13.
Предупреждения: возможны спойлеры для не читавших. Возможен OOC персонажей.
Краткое содержание: для перехода с Этажа на Этаж в Башне все Избранные обязаны проходить испытания. Где-то это может быть бой с командой противника, где-то спортивное состязание или детская игра, а где-то... испытание может быть похоже на сумасшествие. Любите ли вы сладости настолько, что готовы терпеть их в любом количестве?
Примечание: события, описанные в работе, происходят до испытания «Встречный бой», в котором команда Куна принимает участие в веб-манхве.
Размещение: с разрешения автора.

Накануне теста. Вечер.


– … знаешь, когда на твоих глазах человека затягивает в болото из жидких ирисок, вряд ли ты потом будешь любить сладости. Когда Лауре принес нам из магазина взятую наугад пачку карамели, я думал, что мне станет плохо.

– Вы отправили Лауре в магазин?

– Это все, что тебя заинтересовало?!

Кун хмыкнул и, оторвавшись от светоча, оглянулся на коммуникатор. Предстоящее испытание, которое ему в красках расписывал Ли Су, на эмоциях приправляя повествование различными мелкими подробностями, не казалось слишком уж сложным. По крайне мере, не настолько, чтобы сильно о нем беспокоиться.

Так уж вышло, что А. А. старался быть готовым ко всему. Неважно, собиралась ли его команда проходить испытание или готовилась надрать задницы серьезным ребятам, каждый новый план Кун продумывал детально, до мелочей, словно собирал механизм. Все должно было быть идеальным, и каждая деталь – участники его команды, связь между ними, необходимые действия – обязана была работать слаженно и без сбоев. Совершенство, доходящее до абсолюта и кажущееся многим недосягаемым и невозможным, очень часто воплощалось в реальность благодаря его дальновидности и тактическим умениям.

Был, правда, еще человеческий фактор, но залезать в головы союзников Кун пока не научился.

– Ты зря наводишь панику. Спасибо за заботу, но я уже все изучил и предусмотрел. Не переживай, мы пройдем это испытание без осечек и лучше вас.

Ли Су на другом конце провода беззлобно фыркнул.

– Ты безнадежен.

– Я просто трезво оцениваю ситуацию.

– От гордыни лопнешь, аналитик.

– Разве это гордыня? Это факты.

В динамике коммуникатора страдальчески вздохнули и чем-то зашуршали, судя по звуку – пакетами. Видимо, визит Лауре в магазин не увенчался особой результативностью, а перспектива питаться карамелью не казалась Ли Су очень уж привлекательной.

– Я просто веду к тому, что замена администратора Этажа аукнулась всем Избранным. Не знаю, какой разлад там произошел, но мы месяц просидели в ожидании начала испытания, а потом оказалось, что проводит его новый админ. И ладно бы просто новый, нам не привыкать, но этот тип безвозвратно впал в детство и зациклился на сладостях!

Кун равнодушно пожал плечами и, сохранив данные, выключил светоч. Историю про нового админа он слышал уже второй раз, хотя обычно Ли Су не тянуло разглагольствовать на одну и ту же тему. В определенной степени это даже настораживало, но не сильно.

– Да, и еще Андросси желает ему склеиться от варенья. Так громко, что об этом теперь знают Ран с Новиком.

– А ты не врубай громкую связь! – у Ли Су что-то глухо бухнуло, и он завозился, бормоча вполголоса ругательства. Кун снова пожал плечами, позволив себе усмешку.

– Я как раз не врубаю. Просто посоветуй нашей Принцессе шуметь чуть тише.

– Я слишком молод, знаешь ли. И вообще у нее есть на то причины – всем неприятно вляпаться в паутину из мятной жвачки.

– Особенно ей.

Послышался металлический стук, подозрительно напоминающий стук консервов, составляемых на стол.

– Посмотрим, как ты будешь ерничать после теста.

Кун фыркнул и поднялся с насиженного места, разминая затекшие от долгого сидения конечности. За работой он провел несколько часов без перерыва и теперь, перебирая в голове уже готовые пункты новой стратегии, был доволен собой. Ему всегда нравилось наслаждаться своими успехами, однако для полного триумфа оставалось лишь успешно пройти испытание. В том, что у них это получится, Кун не сомневался.

В силу своего характера. Сволочного, как подчеркивал несносный харакири-бой.

– Звучит злорадно.

Дребезжащий звук в динамике сообщил, что одна из консервных банок совершила знакомство с полом и куда-то укатилась. После короткого молчания и очередной возни Ли Су тяжело вздохнул и ворчливо отозвался:

– Это дружеское предостережение. Просто будьте внимательнее, иначе я не думаю, что твоим ребятам понравится плавать в сиропно-молочной реке.

Кун усмехнулся и, прежде чем отключиться, ответил:

– Приму к сведению.

***


Ли Су взглянул на погасший экран коммуникатора и сокрушенно покачал головой. Кун был в своем репертуаре, и его уверенность в успехе не могла не радовать, но идиотское «Сладкое испытание» наверняка запомнится надолго даже ему. Если не сложностью, то хотя бы отвратительным количеством сладостей, которым можно было бы накормить всех детей Башни.

– Что, серьгоман опять считает себя самым лучшим?

Ли Су оглянулся на Хатсу, прислонившегося плечом к дверному косяку, и принялся выкладывать из пакета фрукты. Один апельсин, печально перекатившись, остановился у самого края столешницы.

– А то ты его не знаешь. Если он и переживает, то где-то очень-очень глубоко в душе. Для всех остальных у его команды дела идут лучше некуда.

Хатсу скрестил на груди руки, хмурясь. Меж его темных бровей залегла глубокая морщинка, придавая лицу товарища мрачно-недовольное выражение.
– Ты ему все рассказал?

– Все, – Ли Су опасливо заглянул за спину друга и, удостоверившись, что Андросси там нет, с облегчением вздохнул. – И про то, что Принцесса своим проколом, в общем-то, обеспечила нам победу. Дурацкая история, но выигрышная.

– Не напоминай, – Хатсу покачал головой и, шагнув вперед, забрал у Ли Су пустой пакет. Зашуршал им, сворачивая. – Она до сих пор злится из-за этого и взрывается, когда Анак начинает ее подкалывать. Помнишь, что было утром?

Утром был женский концерт. Ли Су глухо застонал, хлопнув себя по лбу.

– Не напоминай, – страдальчески повторил он за другом. – У меня начинают болеть уши, когда я вспоминаю их перепалку. Эта чертова жвачка может стать нашим кошмаром на ближайшие месяцы, если не случится что-нибудь еще.

– Например?

– Например, Кун расскажет, как у них все прошло.

Хатсу хмыкнул и положил пакет на разделочный стол. Морщинка меж его бровями разгладилась, и даже губы сложились в легкое подобие улыбки. Кун, делящийся загвоздками или мелкими неудачами, мог существовать разве что в параллельной реальности.

– Если только о триумфе.

***


День теста. Раннее утро.


Вид с холма, предоставленного им в качестве временной базы, открывался занимательный. Начинающийся у его подножия леденцово-мармеладный лес тянулся аж до самого горизонта, радуя – или раздражая – взгляд радужным разноцветьем диковинной листвы из тонких мармеладных пластинок. Знаменитая сиропно-молочная река и ирисковые топи, которые Ли Су возвел в ранг самых опасных сюрпризов арены, прятались где-то здесь, в чаще. В отличие от громады вулкана вдалеке (судя по описаниям, вместо лавы там был горячий шоколад), их разглядеть с высоты было невозможно.

Ни один, даже самый сумасбродный администратор, не мог возвести такую арену без ведома директора Этажа. Получение разрешения от руководителя было вполне закономерным процессом, и либо здешнему начальнику было все равно, либо он являлся закоренелой ироничной сволочью, как незабвенный Юу Хан-Сунг. В том, что директора Этажа испытаний многие до сих пор поминают недобрым словом, Кун был более чем уверен.

– Все готово? – дернув уголком рта, А. А. решительно развернул на экране светоча еще одно «окно», проверяя данные. Пересланные Эппл фотографии, которые она успела сделать, пока они обустраивались на базе, ничем не отличались от найденных до теста. Никаких новых сведений, никаких новых участков арены. Это успокаивало, только вот расслабляться до окончания испытания и победного свистка Кун не собирался. – У нас осталось пятнадцать минут. Надеюсь, никто ничего не забыл?

Последняя фраза, произнесенная нарочито мягким тоном, была адресована Дану и Гэ-Тангу. Их повышенный интерес к леденцовому кусту поблизости наводил на мысли о том, что на некоторых злосчастная арена производила уж слишком большое впечатление.

– Нет-нет, – Дан поспешно отвернулся от куста и, встретившись взглядом с по-кошачьи улыбающимся Майклом, сконфуженно пожал плечами. – Все в порядке, Кун. Я в паре с Раном, Новик с Эппл, а Гэ-Танг пойдет с Майклом. Ты координатор.

– И что вы должны сделать? – Кун тепло улыбнулся, но взгляд его оставался внимательным, пронизывающим. Дан неуютно поежился и выдавил из себя кривую ответную улыбку.
– Найти за час что-то несладкое. Что конкретно, админ сам сейчас скажет.

– Съесть не забудь, – лукаво добавил Майкл, удобнее устраиваясь на широком вафельном бревне и щурясь на солнце, зависшее в зените на потолке-небе. Выглядел он, врач-шарлатан и Проводник их команды, весьма благодушно и умиротворенно. Казалось, предстоящий каламбур вызывает у него предвкушение, будто он будет наблюдать со стороны, а не участвовать в нем лично, разыскивая в округе «что-то несладкое». – Иначе засчитают как провал. У команд, что проходили тест в прошлый раз, вроде произошел подобный инцидент? Эппл, помнишь, об этом писали на сайте?

Эппл изогнула ярко накрашенные губы в усмешке и кивнула Куну, нетерпеливо барабанящему пальцами по колену. Информацию об инциденте они находили вместе, когда занимались проработкой стратегии.

– Писали, – томно отозвалась она, – глупо вышло, на самом деле. Уж лучше бы тот Удильщик просто подавился конфетой, чем отказался ее есть. Было бы не так обидно.

– Смотря кому, – вполголоса пробормотал Дан, присаживаясь на корточки. – Ненавижу лакричные конфеты с детства. Гадость та еще.

Выразительный взгляд Куна лучше всяких слов говорил о неизбежности происходящего.

– Все ради блага команды, – легкую насмешку в голосе он даже не скрывал. Вернувшись к светочу, Кун деловито защелкал клавиатурой, добавляя последние штрихи и закрывая лишние «окна» на экране, чтобы те не мешали работе. – Мы же не в детском саду, Дан.

Дан тоскливо вздохнул и оглянулся на Новика, ища поддержки. Тот, сидящий возле Гэ-Танга и леденцового куста, пожал плечами, вместо ответа принявшись вновь обкусывать ноготь на большом пальце. Лично он проблемы явно не видел.

– Ладно, ладно… Я понял.

По тонким губам Куна скользнула легкая ухмылка.

– Чудно.

Дан насупился и вперился взглядом в землю, роль которой на арене выполняли спрессованные крошки печенья и вафель. Обижаться он не обижался точно, но драгоценные минуты тишины, нарушаемой только постукиванием по клавиатуре, Куну были обеспечены. У них оставалось слишком мало времени, чтобы тратить его на переливание из пустого в порожнее.

При деле в тесте были все, за исключением Рахиль. В связи с ее якобы травмой, администрация сделала исключение, позволив девчонке наблюдать за ходом событий в «гостевой комнате», и в распоряжении Куна находилось лишь шесть Избранных. Впрочем, двое из них в лёгкую вынесут и остальные команды, если понадобится, так что о боевой мощи можно было не думать. Лишь бы они не…

Кун сохранил данные и, подняв голову, скользнул быстрым взглядом сначала по скучающему Новику, а затем и по Рану, усевшемуся вдалеке от остальных членов команды. В прошлый – и пока единственный – раз их «пари» на испытании едва не вышло им всем боком.

«Нет… Кажется, успокоились. Соперники…»

«Соперники» для этой парочки было слишком громкими словом, хотя и относительно отражающим суть происходящего. Новик и в команду-то пришел в надежде сразиться с Раном и выяснить, кто из них сильнее, несмотря на раздражение самого Рана по этому поводу. Прежде на эти частые выходки в виде спаррингов и дуэлей Кун как лидер смотрел сквозь пальцы, но теперь, видимо, придется держать ухо востро.

Им нужна победа.

На секунду прикрыв глаза, А. А. активировал коммуникатор и взглянул на замелькавшие на его черном экране цифры.

– Готовьтесь. Сейчас будет речь.

***


Ниом, высунув от усердия язык, уже добрых пять минут поправлял перед зеркалом идиотский галстук-бабочку в крупный желтый горох. Потребность выглядеть идеально, даже когда его видел разве что директор Этажа, была для него настоящей проблемой, которую он, впрочем, проблемой совсем не считал. Мнение других волновало Ниома куда меньше, чем его собственный внешний вид, поэтому, не удовлетворившись результатом, он принялся ослаблять только что затянутый тугой узел, и Алиус, не выдержав, в раздражении хватанул кулаком по столу.

– Хватит красоваться, как топ-модель! Ты понимаешь, что отнимаешь время у Избранных?! – гневный рык Алиуса заставил Ниома обиженно надуть губы и оставить галстук в покое. Недовольно тряхнув копной растрепанных волос, он вынул из кармана карамельку и, сунув ее за щеку, потянулся к микрофону.

– Не убудет от них, – плаксиво начал Ниом. – Минутой больше, минутой меньше… Все равно все начнется, когда мы дадим сигнал.

Алиус раздосадовано поморщился, отмахиваясь от насупившегося подчиненного. Избранные на своих сайтах поговаривали, что новый администратор двадцать седьмого Этажа впал в детство и перестал вести себя как адекватный взрослый человек, но слухи эти были придуманы самим Ниомом, предпочитавшим странные способы поразвлечься. Вряд ли бы любой другой руководитель стал терпеть подобные выкрутасы, но среди всех прочих директоров Алиус считался чуть ли не святым, над чем не забывал регулярно подшучивать Юу Хан-Сунг.

«Когда-нибудь это на мне скажется».

– Просто сделай объявление. И не забудь про особое условие команды Куна, о котором ты, между прочим, должен был сказать им еще вчера!

Ниом округлил глаза, изображая удивление, и Алиус в досаде отвернулся от него. Офицеры могли быть сумасшедшими лишь в том случае, если это было им выгодно.

– Дире-ектор…

– Выплюнь конфету и начинай уже.

Обиженно фыркнув, Ниом демонстративно проглотил карамельку и щелкнул тумблером, включая микрофон. Громкий пронзительный звук, похожий на протяжный писк, разнесся над ареной, эхом достав и до рабочего кабинета учредителей теста. Говоря откровенно, аппаратура давно уже требовала починки, но о ней все время забывали, откладывая ремонт до туманных «лучших времен».

Недовольно потерев ухо, Ниом набрал в легкие побольше воздуха и заговорил:

– Уважаемые Избранные…

***


– … добро пожаловать на «Сладкое испытание»! С вами говорит его администратор, Ниом. Как слышно?

Кун вскинул голову, чутко прислушиваясь к идущему из динамиков звонкому бодрому голосу. Даже Дан, затеявший было перепалку с Майклом по какому-то незначительному поводу, торопливо умолк, оглядываясь на закрепленную на леденцовых деревьях аппаратуру. «Речь администратора» со всеми ее уточнениями и нюансами считалась чуть ли не самой главной частью теста двадцать седьмого Этажа, и ее игнорирование приравнивалось к настоящей заявке на проигрыш. Именно сейчас должны были проясниться ключевые моменты всего испытания.

Администратор, однако, сильно не спешил.

– … раз-раз! Теперь лучше? Микрофон на износ идет, прошу прощения за помехи…

Новик рядом еле слышно фыркнул, а Кун прикрыл ладонью рот, пряча нервную усмешку. Легкий фон и потрескивания, раздающиеся вместе со словами админа, не мешали его речи, но этот чертов клоун явно развлекался и тянул время. Куну хватило всего одной встречи с ним, чтобы удостовериться, что круглолицый румяный коротышка с хитрющими глазами – та еще зараза, которая в будущем по пакостям обскачет других своих коллег.

У таких большие перспективы.

«Ну, давай же… Я знаю, что ты хочешь что-то нам сообщить», – А. А. переплел пальцы и обхватил руками колено, не отрывая взгляда от экрана собственного светоча. От неловкого движения вафельный пень под ним тоскливо скрипнул, однако Кун был слишком занят, чтобы обратить на это внимание.

– … так что такие у нас обстоятельства. А теперь о деле.

«И года не прошло».

– ... я полагаю, с общими правилами «Сладкого испытания» и устройством арены вы, уважаемые Избранные, ознакомились по карточкам, полученным на входе. А некоторые – хе-хе! – еще и раньше…

Вскользь оброненная фраза прозвучала невинно и просто, но только идиот воспринимает такие слова как действительно случайные. Усмешка исчезла с лица Куна, уступая место сосредоточенному, напряженному выражению. Выпрямившись, он мимолетно оглянулся на Эппл и кивнул ей, чтобы тут же отвернуться и одним быстрым щелчком по клавише активировать вошедший в «спящий режим» светоч.

– Думаешь?.. – Новик тихо вздохнул откуда-то сзади, но Кун одним коротким жестом прервал его.

Мелко подхихикивающий поганец продолжал говорить:

– … но мелочи. Полагаю, стратегии у вас уже есть, и это просто замечательно! Люблю Избранных, готовых ко всему, – администратор снова хихикнул. – На выполнение главного условия «Сладкого испытания» у вас по-прежнему остается ровно час и ни секундой больше. Если по окончанию времени ни одна команда не выполнит задание, то поражение будет автоматически засчитано всем. Сурово, правда?

– Очень, – с преувеличенным восторгом вставил свое словцо Майкл.

– … а «несладким предметом» сегодня будет мятная жвачка. Любите ли вы ее так же, уважаемые Избранные, как люблю я?

Предчувствуя за спиной очередной обмен комментариями, Кун сердито оглянулся через плечо. Перед ним предстали серьезные лица большинства соратников и чересчур веселая физиономия Майкла.

«Хоть кому-то в радость эта дурь».

– Все потом, – это было короткое сухое предупреждение, но улыбка Майкла не померкла ни на дюйм. Мысленно кляня себя за то, что согласился внять просьбам Эппл и принять в команду столь подозрительного типа, Кун мрачно потер переносицу.

Еще и болтовня этого умника о сладком… Админу понадобились добрые минуты две, чтобы прекратить разглагольствования и откашляться:

– Итак, думаю, тут вы меня поняли. Однако сегодняшний тест будет немного отличаться от того, что вы себе, возможно, представляли, и начала прямо сейчас я не объявлю. В связи с проблемами, приключившимися с одним из Избранных команды Куна, персонально для этой команды вводится дополнительное условие. Для того, чтобы одержать победу в испытании, им необходимо найти и съесть еще и лакричную конфету!

Ниом взял паузу, не иначе как для создания драматического эффекта. Воцарившуюся над ареной тишину нарушало только потрескивание из динамиков, неожиданно царапающее слух не хуже наждачки.

Кун медленно выдохнул и помассировал виски, чувствуя, как сжавшая было сердце невидимая рука потихоньку ослабляет хватку. После заявления о сайте, материалы на котором выкладывались явно незаконно, он ожидал настоящего подвоха и западни, но, кажется, зря. Внезапная новость про конфетку могла огорошить застывших в оцепении товарищей, но только не его.

Было глупо предполагать, что им просто-напросто позволят протащить выше «вдруг почувствовавшую себя хуже Рахиль» и не подкинут дополнительных препятствий. В конце концов, есть правила, обходить которые тяжело даже гениям. Конфетка – это мелочи, Захард с ней, но вот если они сменили локации целей…

Кун прикрыл глаза, стараясь успокоиться окончательно.

«Ладно. Бинго. Это все?»

Будто услышав, админ снова кашлянул и не менее бодро добавил:

– Другие команды, если команда Куна найдет жвачку раньше, не расстраивайтесь! У вас останется еще один шанс на победу: побить того Избранного, что жвачку съест. Правда, проще некуда?

На фоне предыдущих слов последнее предложение прозвучало крайне глумливо. Хихикнув, админ прямо в эфире зашуршал конфетной оберткой и весело припечатал:
– На сим все. Уважаемые Избранные, у вас пять минут до сигнала. Потратьте их с пользой!

Микрофон, прежде чем отключиться, издал мученический протяжный писк. Не иначе как сочувствовал.

***


– И что это значит? – под сумрачным взглядом Алиуса Ниом легкомысленно пожал плечами и сунул в карман шорт скомканный фантик. Весь его вид говорил о том, что он не понимает причину чужого негодования.

– О чем вы?

– «А некоторые еще и раньше», – раздраженно передразнил подчиненного Алиус, выпрямляясь в кресле. – Я так полагаю, информацию на сайт Избранным сливали не без твоего участия? Или хотя бы ведома? Ты хоть понимаешь, что это против правил? Развлекайся на тестах сколько тебе угодно, но сливать столь важные сведения…

Негодование его было столь велико, что он запнулся, задыхаясь. Тяжело выдохнув, Алиус утер выступивший пот со лба и с досадой поджал тонкие губы. На бледных скулах выступили красные пятна.

– Ниом, такого от тебя…

Лицо админа, доселе молча проглатывающего обвинения, вдруг исказилось от злости. Подскочив на месте подобно мячику, он тоненько взвизгнул, прерывая Алиуса:

– Директор, это поклеп! О том, что какая-то крыса сливает информацию Избранным, я сам узнал только сегодня утром! Но неужели не надо было давать им понять, что мы в курсе этих махинаций?!

Алиус открыл и закрыл рот, не найдя, что возразить. Обида Ниома казалась искренней, неподдельной, впору сомневаться в собственной компетенции и отношению к подчиненным. Ошибаться и совершать порывистые поступки вольны все. Вряд ли в Башне найдется хоть кто-то, кто ни разу не сделал глупости.

С полгода назад, до истории с прошлым администратором Этажа, Алиус бы действительно усомнился в себе самом. Теперь стоило быть осторожнее.

– … прости, – он откинулся обратно на спинку кресла, не сводя внимательных глаз с нахохлившегося Ниома. – Я погорячился. Возвращайся к работе, тест вот-вот начнется.

– Вас понял, – администратор взглянул на Алиуса как незаслуженно обиженный ребенок и торопливо убрался из комнаты, напоследок громко хлопнув дверью. Микрофон, видавший лучшее время, тоскливо заскрипел и накренился, грозясь упасть и окончательно выйти из строя.

Директор выдохнул сквозь зубы и уставился в стену.

Кажется, с админами ему катастрофически не везло.

***


«00:05:00».

«00:04:59».

Высветившиеся на экране коммуникатора цифры принялись неумолимо отсчитывать секунды до начала теста. Дан, наблюдавший то за Куном, то за остальным товарищами, то за временем, сдавленно чертыхнулся сквозь зубы.

– Мне кажется, или этот сладкоежка скозлил? – наконец выдал он, переступив с ноги на ногу. Песок из крошек сахарного печенья захрустел под подошвами его кроссовок не хуже гравия.

– Скозлил. И еще как, – легко подхватил брошенную фразу Майкл, деловито засовывая руки в карманы брюк. Его веселость и безмятежность, вопреки всему, никуда не улетучились, и он казался куда воодушевленнее прежнего. – Вместо того, чтобы объявить условия раньше, он приберег их до начала испытания. Дело в возможной зрелищности, понимаешь?

– Разве так можно?

– Неужели тебе не попадались сволочные учредители испытаний?

– Не могу сказать, что не попадались, но…

Более не обращая внимания на вялое перекидывание фразами между товарищами, Кун целиком и полностью сосредоточился на архивировании и пересылке документа. Короткое сообщение, содержащее всего несколько подкорректированных инструкций, наставлений и небольшую карту с пометками, могло пригодиться в поисках, которые с учетом новых условий затягивать не стоило. Даже если среди соперников не числились топовые Избранные E-ранга, подобные Рану и Новику, нельзя было автоматически записывать их всех в неудачники – иногда в толпе кажущихся слабачьем участников находились и те, что могли попортить кровь кому угодно.

В Башне огромную роль играла удача. В ее силу не верили, пожалуй, только-только ставшие Избранными новички, не понимающие, насколько важно иметь помимо физической силы, острого ума, хитрости и длинного языка хоть крупицу этой эфемерной сущности. Смешная и кажущаяся ненужной во Внешней Башне, здесь она порой решала исходы теста, а порой – куда повернет тропинка чужой жизни.

Быстро облизав пересохшие губы, Кун отстранился от светоча. «Сладкое испытание», предложенное им двадцать седьмым Этажом и его руководителями, было из тех самых испытаний, что проверяли не только сплоченность каждой команды и ее умение быстро реагировать на любые изменения, но и везучесть. И, как бы забавно это не звучало, похвастаться последним сегодня смогут не многие.

«Черта с два».

Кун снова облизал губы и скосил глаза на коммуникатор.

«00:03:26».

– Эппл!

– Есть, – Эппл развернула сообщение на своем светоче и жестом подозвала стоящего рядом Новика ближе, приглашая скорее ознакомиться с содержимым хотя бы мельком. Благодушное выражение ее лица стало сосредоточенным.

– Стратегия остается в целом прежней, добавим несколько корректив. Вы с Новиком отправляетесь в дальний сектор в районе вулкана, – Кун развернулся к товарищам целиком, напрочь игнорируя скрипящий под собой вафельный пень. Тонких трещин, зазмеившихся по его основанию у корней, он не заметил. – Они искусственно создали эту арену с помощью Шинсу и, если не ошибаюсь, новейших техник ученых Мастерской, поэтому для глобальных изменений и переносов секторов требуется много времени. Они просто не могли перенести эту чертову жвачку в другое место, даже если и предполагают, что о ней может быть кому-то известно. Хотя информации о местонахождении предметов вообще не было на сайте… Но я уверен, что они все равно подстраховались.

– И уменьшили размер жвачки? Она ведь была в человеческий рост, если верить твоим друзьям, – Новик в раздумьях куснул заусенец на большом пальце, внимательно изучая строки на экране. – Это…

– … было проще? – Кун скрестил на груди руки и закинул ногу на ногу. – Ее и большую приходилось искать неимоверно долго, и некоторые, как ты понимаешь… наткнулись на жвачку лишь каким-то чудом. Теперь она наверняка будет размером с обычную паутину, а то и меньше, поэтому будьте внимательны. И действуйте быстрее.

Новик глубокомысленно куснул себя за палец, промахнувшись мимо заусенца. Хмыкнул.

– Мы ее найдем.

Кун удовлетворенно улыбнулся. Кашлянул, продолжая:

– Гэ-Танг, Майкл, – «00:01:14», – на вас средний сектор. Ран, Дан, берете ближайший. Задача одна: найти лакричную конфету. Она похожа на яблочные карамельки, но цвет бледнее, и растет не гроздьями на деревьях, а в одиночку либо у корней, либо среди кустов. Ищите очень внимательно и быстро, у вас час. Если понадобится, пробуйте все подряд.

Гамма эмоций, отразившаяся на лицах четверки, осаленной еще более непростым и безумным заданием, впечатляла. Ран ограничился сухим кивком, Майкл с Гэ-Тангом оживились, а Дан страдальчески закатил глаза, пробормотав что-то про мясную диету после теста.

Кун усмехнулся и, глубоко вздохнув, резко встал с пня. Вафельная крошка осыпалась с его брюк.

– Пошли.

«00:00:00».

***


После засахаренных мармеладных листьев и полупрозрачных леденцовых веточек, одуряюще пахнущих клубникой, апельсином и лимоном, пальцы казались неприятно липкими. Облизав их, Дан обреченно уставился на пустое пространство под кустом, где не нашлось ни намека на треклятую конфету, и поднялся с корточек.

– Пусто, – доложил он, оборачиваясь к Рану, внимательно изучающему пространство между корнями огромного, в три обхвата, дерева. Судя по сведенным к переносице светлым бровям и поджатым губам, его поиски тоже не увенчались успехами. – Двигаем дальше?

– Ищи в той стороне, – напарник скупо кивнул на заросли кустарников, приветливо раскинувшие в разные стороны сладкие ветви, и выпрямился. Не глядя отряхнул ладони от налипших на них крупиц сахара. – Я займусь противоположной. И быстрее. Уже десять минут прошло.

Дан хотел было высказаться, что десять минут – не весь час, и подгонять его, и так знающего о правилах, необязательно, но прикусил язык. Лишние временные затраты сейчас были ни к чему.

– Давай.

Ран снова кивнул и в два шага исчез за деревьями из смородиновых леденцов, оставив Дана один на один со злополучными зарослями. Тоскливо на них покосившись, Дан взглянул на отмеряющий минуты до окончания испытания коммуникатор и нырнул в самую гущу скопления кустарников. Оставалось надеяться, что вся эта канитель закончится победой и долгожданным переходом на следующий Этаж.

– Даже предыдущие бои два на два были не такими сложными, – вполголоса бормотал он, осматривая землю и, то и дело, пробуя на вкус конфеты, оказывающиеся на поверку яблочными, упавшими с дерева. – А здесь проще найти иголку в сене, чем копаться по всему лесу в поисках лакричной гадости. Сено можно сжечь или провести магнитом на крайний случай…

От последней карамельки по языку растекся уже знакомый кисловато-сладкий вкус яблочного желе. Облизнувшись, одновременно радуясь и досадуя, Дан выбрался из зарослей на тропинку. Под ногами захрустело шоколадное драже.

– Пусто, – коротко сообщил он, активируя звонок Рану на коммуникаторе. В ответ из динамика раздался громкий шорох, а в следующую секунду напарник собственной персоной вынырнул из-за дальнего дерева. Махнул рукой, подзывая ближе.

Смутно надеясь, что его зовут не есть лакричную конфету, Дан трусцой направился к товарищу. В том, что Ран может заставить выполнить главное условие теста вместо себя, он не сомневался ни секунды.

– Что?

– Ищем дальше, – товарищ окинул его, остановившегося, взглядом с ног до головы и сухим жестом указал на скопление деревьев прямо перед ними. – Сзади я все осмотрел. Там поляна ромашек из ванильной пастилы, значит, точно нет конфет. Условия не те.

Дан оглядел предстоящее место поисков, мысленно сверил его с уже изученным и с тоской пришел к выводу, что лучше бы уж искал иголку в сене. Ощущение коллективного помешательства ни в какую не хотело его отпускать.

– Я беру правую сторону? – он машинально сунул руку в карман жилетки и, нащупав корпус телефона, сжал его. Брать гаджет на испытание Дан изначально не планировал и случайно захватил с собой лишь потому, что Кун поторопил с выходом. Теперь же, чувствуя ладонью гладкий пластик, он вдруг ощутил странный прилив уверенности, будто вместо техники нащупал ниточку, ведущую к разгадке важного события. Мысль, странная и безумная, как все вокруг, выплыла из глубин разума, принимая форму и очертания.

Это могло бы им помочь.

– Да.

Ран развернулся, готовясь уйти, и Дан, не мешкая, вытащил телефон из кармана.

– У меня идея.

– Идея? – напарник остановился и полуобернулся, вопросительно изгибая левую бровь. Столь незатейливое выражение эмоций говорило если не об интересе и готовности поддержать затею, то хотя бы о легкой заинтересованности.

– Да, – Дан нервно облизал пересохшие губы. – Смотри, эта штука – новая компьютерная программа. Чат-бот, «Эмили». Сейчас она стала очень популярна у Избранных тем, что знает ответы практически на все вопросы. Обычно с ней просто болтают, убивая время, но…

Под ставшим скептическим взглядом Рана Дан едва не подавился словами. Сглотнул.

– Предлагаешь спросить у этой… – напарник кивнул на телефон в его руках, – … «Эмили»?

– Д… Да, – Дан сглотнул еще раз, пытаясь успокоиться. Учитывая, что товарищ не любил разного рода глупости и считал раздражителями вообще все свое окружение, лучше было бы оставить мысль при себе. Но слова вырвались, и отступать теперь не имело смысла. – Мы все равно ничего не теряем, верно? Это займет совсем немного времени…

– Забудь, – резко оборвал его Ран, отворачиваясь. – Хватит терять минуты, их у нас осталось не так много. В игрушки после теста поиграем. Ясно?

Прочувствовав намек, Дан издал сдавленный звук, призванный изобразить утверждение. Удовлетворившись столь скомканным ответом, напарник молча скрылся в своей стороне, на прощание громко хрустнув драже под подошвами кроссовок.

В определенной степени полезной идее грозило остаться нереализованной.

– Точно родственники. Что один, что второй… – Дан сунул телефон обратно в карман, разворачиваясь к ожидающим его деревьям. Как бы то ни было, он еще успеет использовать «Эмили» на этом идиотском испытании, если по-другому у них ничего не получится.

Главное, чтобы удача сегодня была на их стороне.

***


В воздухе витал настойчивый горьковато-сладкий аромат шоколада. Казалось, он перебил все другие запахи, пропитал собой всё вокруг: леденцовые деревья с их лимонным привкусом, яблочный зефирный мох на их стволах, монпансье под ногами, цветы ванильной пастилы, – въелся даже в волосы и одежду. Новику чудилось, что когда он снимет после теста футболку, то пахнуть она будет не потом и кровью, а этим навязчивым шоколадным духом, оседающем на языке кофейной горечью.

– Зубы еще не сводит? – мимоходом поинтересовалась у него Эппл, деловито сверяя координаты на светоче с местностью. Осторожно присев на корточки, она отвела в сторону веточку куста, вглядываясь в пространство, и разочарованно цокнула языком, не обнаружив и намека на искомое. – По-моему, тут слишком много сладкого.

– Боишься за фигуру? – Новик провел тыльной стороной ладони по лбу, утирая выступившие капельки пота. Сражаться с равным или даже превосходящим противником ему нравилось гораздо больше, чем прочесывать окрестности и проверять укромные местечки, на которые при сканировании указал светоч Эппл. Оппонентов можно было сокрушить своей силой, разорвать в клочья – это прямолинейный и упрямый Новик, один из лучших Избранных E-ранга, умел лучше всего, а вот дурацкие игры в прятки и различного рода «секретики» не давались ему с детства, оставив с тех пор не самый приятный осадок в душе.

Мучительно хотелось хорошей драки, а не беготни по лесу.

– Скорее, ратую за здоровое питание, – Эппл выпрямилась, отряхивая с брюк невидимые миру пылинки, и вернулась к светочу. Тонкие изящные пальцы забегали по клавиатуре. – Ты же сам знаешь, насколько вреден сахар в таких количествах.

– Странно слышать это от человека, обожающего кофе, – Новик снова вытер лицо, теперь – краем футболки, не особо смущаясь компании девушки. – Или ты пьешь его исключительно для бодрости?

Эппл проигнорировала его слова. Деактивировав светоч, она решительно указала ладонью за спину товарища.

– Теперь туда, – невозмутимость распоряжения странно напоминала Куновы манеры. Оглянувшись, Новик задумчиво присвистнул: открывшаяся взору картина если не впечатляла (даже десять минут пребывания в этом сумасшедшем местечке грозились оказаться крайне насыщенными), то все равно запоминалась надолго. Как, впрочем, и сам тест, побери Мирцеа Ласлек его распорядителей.

– Уверена?

Тонкие и, казалось бы, ломкие ветви древесных крон чудным образом переплетались между собой, образуя высокий купол тоннеля, змеей убегающего далеко вперед. Широкие стволы растущих по бокам деревьев густо оплетали толстые мармеладные лианы, обсыпанные сахаром столь обильно, что у особо впечатлительных запросто могло свети челюсти. На счастье Куна, координирующего их действия с базы, в его команде впечатлительных барышень не наблюдалось.

– С другой стороны, – Эппл по-кошачьи потянулась и, бросив встревоженный взгляд на коммуникатор, решительно прошла мимо Новика, – осталась всего пара мест, где может... м-м… произрастать эта паутина.

– Паутина не растет, – он нагнал ее, пошел рядом. – И «пара мест» – это случайно не несколько гектаров в чаще леса?

Эппл вздохнула и мимоходом коснулась ладонью свисающего с дерева конца лианы, чтобы тут же брезгливо отдернуть руку.

– Не цепляйся к словам, – она отряхнула ладони от налипших на кожу кристалликов сахара. Недовольно пожевала губами и вздохнула повторно. – Давай быстрее. Времени мало.

Новик молча кивнул, глубоко вдыхая воздух, пропитанный опостылевшим шоколадным духом и примешавшимся к нему дешевым клубничным ароматом лиан.

Помимо хорошей драки стало хотеться мяса. Желательно прожаренного.

***


– … Это же надо было так напороться, сожри вас угорь! Вы не на прогулку вышли, чтобы так беспечно себя вести! – под аккомпанемент раздраженного Кунова шипенья, несущегося из динамика коммуникатора, Гэ-Танг, как ни в чем не бывало, метал копья, выцеливая устроивших им засаду вражеских Избранных. Разорения Куна были ему совершенно безразличны.

– Мы сейчас с ними закончим, – Майкл легко отступил в сторону, примеряясь, и поток Шинсу смел Копейщика противников с дерева прямо в сиропно-молочную реку. Отчаянный вопль потонул в громком плеске. – Не надо так…

– Оставь их на Гэ-Танга! – не прошипели – рявкнули из динамика. – Ищи чертову конфету! Вы двое пока обошли мест меньше, чем нужно!

Вытянув губы трубочкой, Майкл присвистнул. Возникший за его плечом Дом пришел в движение, – Удильщик, попытавшийся подкрасться к ним под прикрытием зефирных валунов, ласточкой улетел в мягкие волны реки следом за пошедшим камнем ко дну товарищем. Судя по отборной брани, последовавшей спустя несколько секунд после смачного всплеска, этот оказался покрепче.

– Ладно-ладно! Я понял.

В динамике глухо зашуршало, и Кун, бросив напоследок раздраженное «Шустрее!», поспешил отключиться, не иначе как вызнавать об успехах остальных двоек. Вдумчиво пожав плечами, Майкл очередным Домом загнал еще одного противника в глубокую лужу из густого, дурно пахнущего несвежей малиной киселя, и с секунду полюбовавшись барахтающейся и проклинающей всех фигурой, развернулся в сторону редкого подлеска.

Ему не дали сделать и пары шагов – в землю рядом материальным предупреждением вонзилось остро заточенное копье.

– Далеко собрался, головешка?

Вопросительно изогнув бровь, Майкл полуобернулся, щурясь на огромного, смутно напоминающего туго набитый шкаф детину. За его широченной спиной виднелся Гэ-Танг, на которого с яростью угря и боевым кличем сурка наседал размахивающий крюком тощий носатый тип.

Значит, два на два.

– Разве вы не знаете? – с обманчивой и вместе с тем раздражающей мягкостью поинтересовался Майкл, полностью оборачиваясь к мрачно сопящему сопернику. – Иду выполнять условия нашей команды. Время поджимает.

Отразившиеся на лице Копейщика эмоции доставили Майклу невероятное удовольствие. На то, чтобы сообразить, что над ним издеваются, детине понадобилась едва ли не минута (Кун будет зол, но как тут пройти мимо?).

– Считай, что ты уже пришел, – процедил сквозь зубы молодчик, извлекая из ставшего видимым арсенала еще одно копье, побольше и явно потяжелее предыдущего, – головешка!

Вежливая улыбка Майкла стала шире, подействовав на соперника подобно оскорблению на Принцессу Захард. Грозно рыкнув и краснея от ярости на глазах, тот, что было сил, швырнул копье, вполне определенно целясь Проводнику команды Куна в грудь. Оно должно было прошить его насквозь, намертво пригвоздив к земле бьющееся в агонии тело, – оружие смертельное и опасное в умелых руках знающего свое дело Избранного.

Другое дело, если руки были дырявые, а соперник умел манипулировать Шинсу.

Не прекращая улыбаться, Майкл бросился в сторону, пригибаясь, и в спину ему полетели вафельные крошки искусственной земли – мазал Копейщик знатно, но силищей обладал звериной. Усмехнувшись собственным мыслям, Проводник резко притормозил и развернулся, встречаясь взглядами с пунцовым от ярости детиной, загребающим огромной лапищей новое копье. Третье по счету, оно напоминало неровно обструганное бревно.

«Кажется, у кого-то нет вкуса. Хотя если оно убойное…» – проверять собственные догадки не хотелось. Вскинув вверх ладонь, Майкл нервно выдохнул, чувствуя, как начинают завихряться потоки Шинсу вокруг, повинуясь его воле. Возникший напротив смуглой ладони Дом вспыхнул ярко и остро, будто упавшая с неба звезда. Воздух гудел.

Дом сорвался с места подобно комете. Копейщик, взревев быком от ярости, метнул свое последнее оружие, чтобы тут же оказаться отброшенным назад на груду леденцовых кустов, с хрустом поломавшихся под его весом. Майкл же едва успел отскочить вбок, спасаясь от копья, и сам, запнувшись, упал-осел оземь. Чудовищное «бревно» не долетело до его ноги всего каких-то сантиметров десять.

«Это была бы рана. Это была бы ампутация».

Подчиняясь какому-то внутреннему порыву, Майкл подтянул ноги ближе, – мало ли, вдруг просто упадет да отдавит. Смешно, но даже ему расхотелось веселиться. Внезапно подпорченный настрой не поднял и затихший молодчик, на которого он оглянулся, дабы удостовериться в эффективности собственного удара.

Черт возьми. Лучше бы солнце-светильник лопнуло, право слово. Или оружейники прекратили ковать копья, способные нарушить любую нервную систему одним своим видом.

Криво ухмыльнувшись, Майкл рывком поднялся на ноги, не замечая испачканные в вафлях брюки. Былой азарт, сумасшедшее веселье и наслаждение испытанием испарились, сменившись глухим раздражением и досадой, неприятно царапающими грудь, – будто кто-то невидимый поменял пластинки или щелкнул переключателем. И эта арена, пропитанная сладкими ароматами, и вечно рвущийся вперед Кун, и доставшийся в напарники птенчик вдруг показались ему невыносимыми до дрожи, до неприятных щемящих чувств.

Майкл вспомнил, кто он. И зачем, черт возьми, ввязался во все это.

«Заигрался», – мысль резанула сознание скальпельно острым ножом. На подкатившегося к нему шумного Гэ-Танга, потрепанного и веселого, он взглянул лишь краем глаза.

– Подарим Новику? – кивок на копье. Внешне все было в порядке – Майкл умел держать эмоции в узде, а легковерный Гэ-Танг и не чуял подвоха, а только голову по давней птичьей привычке склонил на бок.

– Не его стиль, – его уверенное воркование вызывало улыбку. Или усмешку – у Майкла одно редко отличалось от другого.

– Тогда пусть будет тут, – он взглянул на солнце-светильник – то, что лучше бы лопнуло. И сунув руки в карманы грязных брюк, решительно шагнул в подлесок.

Раздраженный звонок коммуникатора остался без ответа.

***


В досаде стиснув зубы, Кун одарил мигающий гаджет столь выразительным взглядом, что, окажись на его месте вызываемый Майкл, то собственного легкомыслия и безалаберности устыдился бы даже он. Черный же экран, увы, к суровым взорам и нахмуренным бровям остался безучастен.

– Сожри их угорь, – вполголоса пробормотал А. А., отключая звонок. За последние минуты случайно брошенная Новиком на прошлом испытании фраза слишком сильно к нему прилипла, мистическим образом став почти родной. – Кто бы мог подумать, что здесь окажется куча охочих до легкой добычи стервятников?

Справедливости ради стоило отметить, что свою команду «легкой добычей» Кун отнюдь не считал. Наоборот, на его далеко не скромный взгляд именно их здесь можно было назвать настоящими охотниками, способными до смерти загнать любую жертву, однако внезапной встречи сразу двух групп с противниками это никак не отменяло. Вражеские Избранные, явно были хотя бы частично осведомлены о личных качествах каждого члена Куновой команды, избрали тактику гиеньей стаи: навалились кучей, объединив силы. Майкла и Гэ-Танга это, правда, только раззадорило (веселый клекот птенчика до сих пор звенел у А. А. в ушах) – азартная парочка колоритных полудурков любила острые ощущения.

Ран тоже никогда не был против драки в стиле «один-против-всех», однако, прежде чем отключиться, он выдал крайне многозначительное «Бесят», заставившее Куна невольно заволноваться о Дане. Быстрые ноги быстрыми ногами, но молнии у юного гения нередко бывали шальными и горячими, годными для испепеления в ничто любого раздражающего субъекта. Уж А. А.-то знал.

Оставалось надеяться, что по исходу испытания им не придется искать нового Скаута-бегуна.

Сердито встряхнув затекшие кисти рук, Кун покосился на время («Полчаса. Полчаса, черт вас подери!») и снова активировал коммуникатор, адресовав звонок уже не Майклу, а Эппл. Та ответила почти сразу, будто дежурила в ожидании.

– У нас проблемы, – таким тоном обычно сообщали о погоде. На заднем фоне звонкого девичьего голоса явственно слышался треск ломающихся леденцов, лязг оружия и взрывы Домов.

– Чувствую, – Кун раздраженно цыкнул и придвинулся к светочу. – Где вы? Сектор?

– D-34, – отозвалась Эппл, выждав, когда стихнет оглушающий грохот. – Немного сбились с курса. На нас напала объединенная группа нескольких команд, шестеро. Попытались убить издали, пока мы шли по туннелю.

Фраза про прогулку, беспечность и угря снова настойчиво завертелась на языке. Усилием воли прогнав желание плюнуть ядом в еще одну незадачливую парочку, Кун сосредоточенно оглядел карту местности на экране.

– Сектор D-33 в нескольких десятках метрах от вас. Эппл, справишься? На Новике нападавшие.

Ее вздох потонул в чьем-то диком вопле и последующем знакомом лязге копий. Своей драки Новик дождался.

– Да. Он меня нагонит… совсем скоро.

В этом А. А., успевший познакомиться с наклонностями их Копейщика так же, как и остальные, ничуть не сомневался.

– Осторожнее в любом случае.

В динамике легко усмехнулись:

– Волнуешься?

Если бы вопрос задала любая другая девушка, он бы наверняка прозвучал кокетливо и с излишней долей томности. Если бы эта гипотетическая девушка еще и смотрела на Куна, то ему наверняка мог достаться многозначительный взгляд из-под полуопущенных ресниц.

С ним говорила, к счастью, Эппл.

Кун хмыкнул, поерзав на стуле (находиться в маяке во время испытания ему нравилось гораздо больше, чем сидеть на злополучном пеньке на свежем воздухе). Удержаться от подколки, особенно в текущих условиях, было невозможно.

– Я всегда волнуюсь о членах моей команды. Даже если они и любят портить планы, которым вообще-то полагается следовать.

Намек в его голосе Эппл уловила, и ответом Куну стало фырканье.

– Жвачка будет у нас минут через пятнадцать.

***


Воздух трещал и вспыхивал маленькими голубоватыми молниями, наэлектризованный до предела. Казалось, все вокруг наполнилось статическим электричеством, только двинешься – и ударит током, созданным концентрацией Шинсу. Это было смертельно опасное поле, выжить в котором могли лишь сильнейшие, умеющие управлять Шинсу.

Насыщенно-голубая искра скользнула по пальцам, будто ластясь. Здесь, в окружении молний, горького запаха гари и паленой плоти, перебившим даже навязчивый сладкий аромат, Ран чувствовал себя невероятно уверенно – так чувствуют себя люди, попавшие в знакомую им обстановку. Дитя Семьи Кун, с детства готовый к мысли, что сражения есть часть его жизни, он был в своей стихии.

Он был на поле боя. Он был победителем.

– М… монстр!..

Сдавленный, похожий на писк возглас привлек его внимание, заставив обернуться к источнику. Худощавый мужчина неопределенного возраста с перекошенным от страха и – поразительно! – отвращения лицом жался спиной к леденцовому обломку, бывшим деревом до прицельного попадания Рановой молнии. Его большой некрасивый рот кривился при разговоре, а пальцы слепо загребали воздух, будто стремясь сжать уже сломанное и потерянное орудие.

– Что? – Ран обернулся неторопливо, перешагнул через чье-то погнутое копье, приближаясь к нежданному оратору. В ответ тот дернулся всем телом, словно получил удар в бок, и сильнее прижался спиной к леденцу, грозясь прилипнуть к сласти футболкой.

– Ты монстр, – повторил Избранный, сам недавно едва не раскроивший Рану голову внезапной подлой атакой. – Убил тут всех моих товарищей!.. Как ты вообще…

Ран скривился, стиснув пальцы в кулак и тут же их разжав. По запястью скользнул веселый язычок молнии, легонько кольнув кожу. Слушать дальнейший сентиментальный бред лжеца, необходимый лишь для того, чтобы потянуть время, ему не хотелось – сегодня Ран точно не мог похвастаться хорошим настроением.

Особенно сегодня.

А еще этот придурок Дан куда-то делся в пылу драки…

– Смешно, – сухо оборвал словесный поток Ран, даже не оборачиваясь, чтобы посмотреть на кучку «невинно убиенных» за спиной. Совесть его никогда не мучила, в особенности из-за каких-то отбросов, чувствовавших силу и уверенность только в толпе. – Не вы ли решили вышибить нашу команду из теста, договорившись между собой? Если ты забыл, могу напомнить.

Раздражение клокотало в его груди не знающим смирения штормом, плескаясь, разбрызгиваясь, и ему казалось, что вместе с эмоциями в нем бурлит Шинсу. Ток по венам, искры на белых ладонях.

Избранный сглотнул, бледнея, и попытался сползти вниз по стволу, но футболка предательски затрещала.

– Монстр…

Ран улыбнулся – холодно, остро. Голубоватые искры блеснули в синих глазах.

– Еще какой.

Ответ – простой и страшный, куда страшнее обещаний мучительной смерти – заставил мужчину заскулить от ужаса, теряя остатки самообладания и бравады. Нервно мотнув головой, он шальными глазами уставился на руки Рана, держащего молнию подобно простому крюку. На рукаве синей толстовки виднелось бурое пятно крови – явно чужой.

– Т-ты…

– Это Башня, – холодно отозвался Ран, делая еще шаг навстречу, – которую ты не покоришь.

Избранный ругнулся дрожащим голосом, дернулся вновь и рухнул на землю, сопроводив все треском рвущейся ткани. Кусок футболки остался сиротливо висеть на леденце.

– Уйди!..

Брезгливо скривившись, Ран вскинул руку.

Продолжение в комментариях.

@темы: Фанфики, Внезапно: ФБ, Tower of God

URL
Комментарии
2015-07-01 в 19:06 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
2015-07-01 в 19:07 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
2015-07-01 в 19:08 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
2015-07-01 в 19:09 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
2015-07-01 в 19:11 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
2015-07-01 в 19:11 

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
читать дальше

URL
   

Sincere silence~*

главная