22:57 

ЗФБ. Драбблы G-PG-13

Higasi
А над головой - распахнутое настежь небо. (с)
ЗФБ-2016 лично для меня в этом году прошла как-то очень быстро. Правда, менее красочной она от этого не стала, и команда - все те же чудейснейшие котики, каждый раз поднимается настроение, когда болтаем в комчате. :heart: Ни капли не жалею, что в прошлом году решила пойти играть. )

Название: Калейдоскоп
Автор: Higasi
Бета: Нуремхет
Размер: драббл, 941 слово.
Персонажи: Рахиль, мельком Юу Хан Сунг и ОЖП, упоминается 25-ый Баам.
Категория: джен.
Жанр: ангст.
Рейтинг: G.
Предупреждения: спойлеры для не читавших, авторский хэдканон относительно прошлого Рахиль.
Краткое содержание: в детстве у Рахиль был старый-старый калейдоскоп.
Размещение: с разрешения автора.

В детстве у Рахиль был старый-старый калейдоскоп. На нем не было позолоты, диковинных узоров или других украшений – только полустертое «Дорог...» на светлом, потрескавшемся от времени дереве. Вместо ярких стеклышек, переливающегося всеми цветами радуги бисера и фигурок из фольги в него были засыпаны похожие на бутылочные осколки стекляшки и дешевый цветной песок. Но даже так старенький калейдоскоп казался Рахиль самой драгоценной игрушкой на свете, и она могла часами сидеть на полу, наблюдая в нем диковинные фигуры. Они были как звезды – переливчатые, близкие и далекие одновременно.

– Что же ты все играешь? – в сердцах говорила матушка. – По дому дел полно, ты уже взрослеешь, так иди хоть воды принеси!

Рахиль всегда послушно откладывала любимую игрушку и шла работать, глядя на матушку с обидой и осуждением. Та совсем-совсем не понимала ценности и красоты калейдоскопа, видя отражение окружающего ее мира лишь в тусклых донцах обеденных тарелок и плеске колодезной воды. Иногда она даже отбирала его – мол, негоже ей, подрастающей девушке, забивать себе голову всякими глупостями.

– Еще и Башню покорять вздумаешь! Вот уж вздор будет! Как отец твой о звездах мечтал, так и ты в облаках витаешь!

Рахиль покорно кивала, но смотрела – отчаянно, сердито. Звезды и блеск калейдоскопа пленяли ее, манили, и она во снах тянула к ним руки, чтобы раствориться в пляске до сумасшествия ярких узоров и холодном серебристом свете. Даже когда калейдоскоп однажды сломался, случайно упав с полки, Рахиль сохранила в сердце воспоминания о тех чудесах, что он ей подарил, – у нее все еще были мечты о настоящих звездах, а наблюдать можно было и за людьми.

Люди, конечно, были не такими, как цветные фигурки из иллюзорного сна. Они были настоящими, совсем не идеальными, но до звезд еще надо было дойти, а сделать это в одиночку Рахиль не могла.

Поэтому она смотрела.

Матушка была тихой, тусклой, усталой. Вся жизнь, казалось, прошла для нее безрадостно, в серых красках, без мазков черного и белого, будто не было в ней ни плохого, ни хорошего. Одна сплошная размеренность в работе и хозяйстве, и, глядя на нее, Рахиль с ужасом понимала, что такой жизни-существования она не хочет.

– Я люблю тебя, мама, – говорила шепотом Рахиль, ночами спускаясь по скрипучей лестнице дома во двор, чтобы посмотреть хотя бы на небо-потолок. – Очень люблю. Но и ты пойми меня: я хочу увидеть звезды и фей в Башне, как хотел папа. Но он смирился и теперь просто здесь, а я – не смирюсь. Я не приму такого.

Матушка с отцом были как потухшие звезды. Бережно обнимая их перед уходом из дому, Рахиль думала о том, что сохранит их в своем сердце – едва тлеющих, с острыми, обломанными жизнью краями.

Баам был похож на них. Потухший огонек, тусклый бисер в калейдоскопе жизни, встретившийся ей через несколько лет после расставания с семьей. В нем не было ничего особенного – потерянный, нуждающийся в заботе и тепле мальчик, которому она стала самой яркой путеводной звездой.

Это льстило. Это радовало.

Уходя от Баама, Рахиль жалела его. Она оставляла его в серой хмари жизни, забирая весь свет, что принесла с собой, но иначе бы без этого света погибла сама. И, с надеждой входя в Башню, она ждала счастливых перемен, ярче вспыхнувшего огня в собственной груди, – но огонь померк и едва не погас, когда Баам вошел за ней. Он взошел выше легко, словно имел на то право большее, чем мечтающая о Башне и звездах Рахиль.

В тот момент в ней словно что-то надломилось. Ее калейдоскоп не мог быть таким тусклым, обычным, как говорил о ней Хеадон, и кажущийся потухшим Баам не мог сиять столь ярко, что от этого болели глаза.

– Это нечестно, – много раз говорила она потом, расхаживая по своей комнате на Этаже испытаний. – Что я делала не так? Папа говорил, что в Башне люди добры и приветливы, а тут...

Тут наблюдения Рахиль становились другими.

Люди оказались не добры и не приветливы. Юу Хан Сунг только улыбался, но глаза у него были холодные, змеиные, как у полоза из папиной сказки. Он даже ходил как змея скользила, и в голосе его Рахиль слышала шипение, которого, наверное, не замечали другие.

– Все будет хорошо, не переживайте, – говорил он ей, наливая страшно горчащий кофе. – Вы подниметесь выше. Просто окажите нам пару услуг. Помощь друг другу – то, в чем нуждаемся все мы.

Рахиль верила ему – просто потому что больше некому было верить. Родители были за много миль отсюда, Баам – только руку протяни, но ей было больно почти физически, когда он проходил мимо по коридору.

Она ошиблась тогда.

Смотреть на меняющиеся фигуры калейдоскопа было во много раз легче и приятнее, чем на одного Баама. Он не был тусклым бисером, наверное, никогда, просто она не разглядела.

– Больше не ошибусь, – шелестела во тьме своей комнаты Рахиль, когда ночь перед последним тестом второго Этажа перевалила за середину. – Никогда. Ни за что. Я знала, что не смогу пойти одна, но пошла, и все едва не рухнуло. Теперь я найду тех, кто пойдет не со мной – за меня.

Но она ошиблась еще несколько раз. Свет Баама не угас после Этажа испытаний, разгорелся еще сильнее, как готовая к превращению в сверхновую звезда. И Рьюн, красная тень, услужливая помощница, оказалась обманщицей, оберегающей Баама от всего, что могло его погасить.

Чудеса, что калейдоскоп когда-то показал Рахиль, случались, но все чаще с кем-то другим.

– Ничего. – Она вздыхала и смотрела и днем, и ночью в далекую небесную высь. – В отличие от остальных, я вижу их. Все чудеса, всю тонкость и красоту. Я смогу подняться до конца.

Рахиль не просто хотела верить своим словам – она им верила. Встречая восставшего из мертвых Дэниэла, в льдисто-голубых глазах которого отражался могильный холод, открывая дверь на свободу прекрасному и белоснежному, как жестокая зима, Хоакину, – верила. Не замечая крови на руках, она шла за ними, и вершина Башни казалась ей все ближе и ближе.

Того, что ее воспоминания о настоящих чудесах калейдоскопа со временем совсем померкли, Рахиль не хотела принимать.

Название: Рубин
Автор: Higasi
Бета: Нуремхет
Размер: драббл, 618 слов.
Персонажи: Ха Юри Захард, Эван Эдрок.
Категория: джен, прегет.
Жанр: общий, немного ангста.
Рейтинг: G.
Предупреждения: возможны спойлеры для не читавших.
Краткое содержание: если бы Принцесс Захарда можно было сравнить с драгоценностями, то Эван Эдрок без сомнения сказал бы, что Юри Захард похожа на рубин.
Размещение: с разрешения автора.

Если бы Принцесс Захарда можно было сравнить с драгоценностями, то Эван Эдрок без сомнения сказал бы, что Юри Захард похожа на рубин. Камень силы, мужества, энергии, он как нельзя лучше подходил несгибаемой и бесстрашной Принцессе, в каждом жесте которой скользило сознание собственного достоинства. Юное дарование, гордость Семьи Ха, она постигала новые высоты быстро и легко, провожаемая завистливыми взглядами менее талантливых соперниц и оценивающими – офицеров и прислужников короля. Даже Машенни Захард из Семьи Кун, холодная и гордая, наблюдала за ней пристальнее, чем за другими – быть может, боялась, что молодая юркая птичка воспарит выше, чем удалось ей или Адори.

Бабушка Юри, та самая Черный змееголов Ха Юрин, возглавляющая Семью, зрила в корень, когда подарила внучке на прошлый день рождения рубиновые серьги. Искусно вырезанные в форме маленьких ажурных роз, возлежащие на черном бархатном дне подарочной коробочки, они ловили гранями падающие на них капли света, а Юри разглядывала подарок долго и внимательно. Эван, разбирающий рядом свой дорожный рюкзак, делал вид, что очень занят, хотя затягивающееся молчание удивляло и нервировало: что теперь не нравится этому взбалмошному ребенку?

– Эван, – наконец позвала Юри. – Как считаешь, куда я смогу надеть такие серьги?

Эван замер, держа в руке коммуникатор.

– А обязательно надевать их куда-то? Нельзя сделать это без повода? И вообще, вас серьезно интересует мое мнение?

Юри взглянула на него со смесью жалости и раздражения и, фыркнув, поднялась. Подошла к зеркалу и приложила к мочкам ушей серьги, критически разглядывая отражение.

– Мужчине не понять, что нельзя носить столь красивые вещи просто так.

– Если мне не понять, то зачем спросили?

Юри снова фыркнула, не удостоив его внятным ответом. Вместо этого она сказала:

– Будет жалко, если я их потеряю.

Эван сунул коммуникатор обратно в рюкзак и достал оттуда еще один, придирчиво осмотрел.

– Неужели и вы чего-то боитесь?

– Разумеется. – Юри отняла серьги от ушей и, вернувшись, с сожалением убрала их обратно. – Любая девушка боится потерять такую красоту, да еще и полученную в подарок.

– Надо же. – Эван цокнул языком. – А вы обычно ведете себя как невоспитанный мужик.

Тому, что в ответ он получил не изящное словесное парирование, а очень чувствительный пинок, Эван совершенно не удивился. Разговоры никогда не были сильной стороной Юри – напористой, сильной, бойкой. Хоть она и умела находить слова, ей было проще обойтись без них.

– Дикарка, – часто ругался ей вслед Эван, совсем не по-взрослому корча рожицы в выпрямленную спину. Но это было, конечно, сущей глупостью – обижаться на Юри подолгу Эван не умел, да и не хотел.

Что взять с этой девчонки?

Быть может, только посетовать на ее своеволие. Или – неосмотрительность, иногда Эван не знал, что волнует его больше. То, что могло быть прощено обычному человеку или Избранному, для Юри становилось приговором. У нее, одного из ясных солнц Захардова королевства, умеющего и согревать, и обжигать, были свои темные пятна.

– Только не делайте глупостей, – часто ворчал на нее Эван. – Если сделаете что-нибудь, то влетит не вам одной, чтоб вы знали. Или вы совсем обо мне не думаете?

Юри часто вздыхала в ответ – с неприкрытым раздражением, гневно раздувая ноздри. Или вообще по-детски отмахивалась. Рубиновая девочка с горячей кровью, она не знала страха, будто забыла, какое несчастье случилось однажды с Анак Захард, преступившей запреты короля.

Все, что мог делать Эван – наблюдать, давать советы и прикладывать все силы, чтобы Юри, эта жестокая Принцесса, свободолюбивое дитя, не попала в неприятности и не разбилась на тысячи осколков.

Он предостерегал ее от помощи Незаконному мальчику, переживал, когда она бросилась на его поиски, пытался не пустить к Реппелисте Захард за новыми проблемами. Он был рядом, всегда чуть позади, тяжело вздыхал, ругался, сетуя на ее глупость, но продолжал покрывать перед всеми. Это было сложно – только вот Эван чувствовал, что не может поступать иначе.

Рубин пленил его не только красотой, но и невероятной силой духа. И Эван не простил бы себе, если бы из Башни исчезла столь прекрасная и значимая драгоценность.

Название: Рьюн
Автор: Higasi
Бета: Elsifer
Размер: драббл, 656 слов.
Пейринг/Персонажи: 25-ый Баам/Хва Рьюн.
Категория: гет.
Жанр: общий.
Рейтинг: G.
Предупреждения: возможны спойлеры для не читавших.
Краткое содержание: Баам смотрит на нее изо дня в день, из года в год, смотрит, но не видит и не может точно понять, что она сделает в следующий раз.
Примечание: написано по внутрикомандной заявке.
Размещение: с разрешения автора.

Рьюн – рыжее пламя разгорающейся свечи, алеющие на острой кромке клинка капли крови, распускающийся бутон шелковой красной розы. Она и изменчивость, и постоянство, как текущая по горному ущелью река, распадающаяся после выхода из него на множество маленьких речушек. Баам смотрит на нее изо дня в день, из года в год, смотрит, но не видит и не может точно понять, что она сделает в следующий раз. Общение с ней напоминает ему попытки собрать паззл из россыпи белоснежных кусочков: угадаешь – и два новых паззла лягут ровно и правильно, ошибешься – и снова разбираешь уже, казалось бы, готовую часть. Ведь Рьюн привыкла уходить и приходить, когда ей вздумается, и говорить загадками, не объясняя всей сути.

У нее в Башне – своя игра, опасная пересечениями с FUG и Великими Семьями, напичканная хитроумными ходами и людьми-фишками. Цель ее – то ли доставление ему, Бааму, новых неприятностей с идущей в комплекте с ними еще большей силой, то ли нечто совершенно иное, где Баам – только ключ. Какой в этом смысл, он спрашивал уже давно, теперь – мирился, потому что загадок ему и так хватало на целые месяцы вперед.

– Ты надолго? – привычно вопрошает Баам, когда по возвращению с тренировки видит Рьюн на пороге их полупустого съемного дома. На ней – черное простое платье и легкий шелковый шарф, но в этих вещах она смотрится ничуть не хуже Андросси в брендовых кардиганах и юбках. В руках – ни сумки, ни даже сумочки, Рьюн уходит налегке, словно в магазин за хлебом.

– Как получится, – ответ ее уклончив, взгляд спокоен. Она поправляет упавшую на лицо прядь огненных волос, заправляя ее за ухо, и легко спускается по лестнице на дорожку перед домом. Дробно стучат каблучки – когда именно Рьюн стала носить такую обувь, Баам и не понял. Не понял и того, когда стал скучать по ней во время ее отлучек и смутно переживать, вернется ли она или на сей раз уйдет насовсем.

Ведь это Рьюн. И она усмехнется, если он однажды решится сказать ей об этом.

– На следующем Этаже большой тест. Кун сказал, что было бы здорово, если бы ты...

– Кун мог найти меня сам до того, как я уйду, – Рьюн останавливается возле Баама. От нее веет ароматом вишни. – Но не нашел. Не волнуйся, мой глупый бог, если бы тест был сложным настолько, насколько представляет себе наш господин умник, я бы правда осталась. Поэтому просто пройди его и продолжай двигаться вперед. Не всегда же мне направлять тебя?

В ее глазах стынет насмешка, на губах – полуулыбка. Рьюн видит его насквозь, словно открытую книгу читает, и у Баама невольно холодеет затылок: она все знает.

Что он хочет, чтобы она осталась вовсе не из-за теста.

Что он хочет позвать ее пройтись по Этажу и посмотреть на закат, горящий алым, и так похожий на нее.

Что он, наверное, привязался к ней куда сильнее, чем мог подумать раньше.

Конечно, Рьюн знает – у нее дар. Но она промолчит, промолчит до тех пор, пока он не решится сказать сам.

А там – наверное, тоже усмехнется.

Поэтому Баам вздыхает и глотает так и не сорвавшиеся с языка слова. Вязкая слюна неприятно катится по гортани.

– Не всегда, но... Я думал, что мы будем подниматься наверх вместе еще пару Этажей.

Рьюн действительно усмехается и качает головой. Ветер треплет кончики ее волос.

– Пора расти, глупый Виоле. Уже шестьдесят четвертый Этаж. Не до верха же Башни мне держать тебя за руку будто ребенка?

Почему нельзя по-другому – как равного, как близкого – Баам не спрашивает. Если спросит, то Рьюн точно не ответит прямо, и он просто смотрит ей в спину, пока она идет к воротам. Лучи заходящего солнца освещают ее тонкую невысокую фигуру, и рыжие волосы кажутся сотканными из пламени.

Если – когда, поправляет Баам сам себя – она вернется, он должен набраться смелости. Удержать ее, схватив за руку, не получится все равно, но он должен хотя бы попробовать сказать то, что теперь лежит грузом на сердце. Не потому, что невысказанное давит – потому что иначе оно может остаться в сердце навсегда.

И пусть Рьюн рассмеётся.

Правде будет лучше на воле. А Бааму – легче показать и доказать, насколько сильна эта правда.

Может, тогда Рьюн останется насовсем?

Название: Шагами он меряет путь
Автор: Higasi
Бета: Elsifer
Размер: драббл, 479 слов.
Персонажи: Хоакин.
Категория: джен.
Жанр: общий.
Рейтинг: PG.
Предупреждения: спойлеры второго сезона.
Краткое содержание: Хоакин жаден и нетерпелив, но намертво запечатанная клетка и охранник заставляют его мириться с неизбежностью.
Размещение: с разрешения автора.

Хоакин жаден и нетерпелив, но намертво запечатанная клетка и охранник заставляют его мириться с неизбежностью. Его темница похожа на серую полупустую коробку, одна стена которой мерцает нанесенными на нее символами, и только потолка – словно не существует. Он столь высок, что теряется в темноте, и Хоакин мысленно представляет себе раззявленную пасть древнего чудовища. Он бы не отказался, будь так на самом деле: тогда бы Хоакин просто изничтожил монстра, превратив того в смрадные, истекающие кровью куски плоти, и открыл себе путь на свободу. Но чудовища нет, а кропотливо наложенная печать может быть сломана только снаружи, и Хоакин ждет своего часа диким непокорным зверем.

Он то сидит на троне-стуле, то внимательно осматривает свой меч, щерящийся на мир острыми шипами на гарде, то встает и ходит по темнице-коробке, знакомой ему каждым углом и каждой выемкой. Шагами Хоакин меряет года и десятилетия. Они, он знает, вереницей проходят мимо него, как проходит вереница караванов одного из Этажей мимо потерявшегося в пустыне. Но потерявшемуся в пустыне уже не спастись, а Хоакин не состарится, не потеряет своей красоты и силы, не умрет от голода и жажды – он выше всех тех червей, которым Хеадон не иначе как по глупости открывает врата Башни. Хоакин знает, кто он есть, и от утекающего песком времени по языку растекается горечь.

Хоакин голоден, но голод этот не утолит никакая человеческая пища. Ему не хватает душ, он бы даже согласился на самую слабую и светлую, но в темнице нет других живых существ. Поэтому Хоакин щурится на мерцающую печать, хищно облизываясь, и знает, что однажды – если не скоро – наестся настоящих деликатесов. Вставая, чтобы еще раз до осточертения рассмотреть закрытый проход, шагами он меряет собственный голод, и на языке кислит несуществующий лимон.

Вскорости – еще десять лет, еще двадцать два голода – печать тускнеет, а потом и меркнет вовсе. Стена-дверь открывается, и через открывшийся проем в серую клетку льется тусклый рассеянный свет. Хоакин, конечно же, не ликует, как какой-нибудь человеческий детеныш, – он встает со своего места и степенно, воистину по-королевски шествует к выходу. У порога его ждет Дэниэл, и Хоакин чувствует, как лицо искажается улыбкой-оскалом.

Шагами он меряет путь к свободе. Она сладка так же, как пропитанные страхом и отчаянием души, и на языке тает тягучая карамель. Хоакин доволен настолько, что даже позволяет уговорить себя не убивать рогатого желторотика и его подружку – с них и толку-то чуть.

– Мы позволим вам следовать за Нами, – говорит он мальчишке Дэниэлу и другим новым слугам. Пока слугам – делать их сразу игрушками не стоит, да и всегда можно найти кого-нибудь поинтереснее. Хоакин отворачивается от них и идет впереди, вбирая в себя пряный аромат опасности и будоражащей кровь жути, и сердце его наконец-то бьется быстро от почти забытого азарта.

Шествуя по коридорам экспресса, Хоакин меряет шагами путь к своему истинному триумфу. Карамель продолжает таять на языке, и он почти кожей чувствует, как же близок от возрождения и достижения заветного.

Он – Они – есть Хоакин.

И ни одно существо Башни не смеет вставать на Их пути.

Название: Комплексный обед
Автор: Higasi
Бета: Elsifer
Размер: драббл, 724 слова.
Персонажи: Квант Блитц, Кун Хачулинг, Леро Ро, мельком Эван Эдрок.
Категория: джен.
Жанр: slice of life, немного юмора.
Рейтинг: PG.
Предупреждения: возможны спойлеры второго сезона.
Краткое содержание: видеть раздражающего его Хачулинга в друзьях Квант не хочет однозначно.
Размещение: с разрешения автора.

У Хачулинга взгляд снулой рыбы, но язык – все равно что змеиное жало. Квант думает об этом всякий раз, когда синий засранец раскрывает рот, чтобы снова что-нибудь ляпнуть. «Что-нибудь» обязательно звучит язвительно и неприятно, и Кванту стоит огромных усилий только огрызаться и смотреть на него с раздражением. Просто дать Хачулингу в нос не дает Леро – неодобрительно качает головой, и Квант нехотя вспоминает его просьбы вести себя спокойнее и не затевать конфликтов в новом коллективе.

Он бы и не затевал, сердито думает Квант. Только вот синий засранец, этот очередной отпрыск Великой Семейки манипуляторов, все время крутится рядом и явно развлекается, испытывая его терпение. Квант ловит его взгляды, читает в хитрых прищурах очередные пакостные идеи и понимает – разбитый нос Хачулинга ему хочется увидеть еще сильнее.

Но Леро хмурится. И Квант отправляет Хачулинга в нокаут в собственном воображении.

– А правда, – синий засранец переплетает пальцы «замком», смотрит с нехорошим любопытством. Они сидят в полупустой столовой на базе отдыха Крылатого Древа, и растёкшееся по тарелке дохлой медузой суфле кажется Кванту куда приятнее их общего с Леро знакомца-товарища, – что Юу Хан Сунг называл вас бургером и колой? Прямо как набор в кафе быстрого питания!

Квант тыкает в суфле вилкой. От того пахнет пригорелым сахаром, и аппетит пропадает окончательно.

– И что? Это имеет какое-то значение?

Леро смотрит краем глаза и продолжает есть салат. Хрустят зеленые листья, мерно звякает о фарфоровый бок тарелки вилка.

– Просто интересно, – Хачулинг потягивается. Он выглядит чуточку скучающим, но даже Квант, никогда не считавший себя знатоком чужих душ, ощущает исходящее от него веселье. – Юу Хан Сунг тот еще гад, но редко что делает без особой причины. Да и вы правда как бургер с колой – все время вместе ходите.

Кванту мучительно хочется ткнуть Хачулинга вилкой в глаз. Вместо этого он кладет ее на стол и исподлобья смотрит на синего засранца. Тот растягивает в широкой улыбке бледные губы.

– Мы поднимались вместе, – неожиданно говорит Леро, глядя куда-то вдаль. Квант, собиравшийся отбрить Хачулинга погрубее, теряется и проглатывает так и не прозвучавшие слова. – Встретились еще на Этаже испытаний, и с тех пор дружим. А Хан Сунга слушать – макароны с ушей снимать. Я уже достаточно наслушался этого сказочника.

Так он ставит свою точку в разговоре и снова принимается за еду. На фоне шум – в столовую заходят новые люди, мимо их столика проскальзывает невысокий человек с седыми волосами. Хачулинг странно косится на него, но тут же отводит взгляд и начинает барабанить по столу пальцами. Его веселье уходит, уступая место настоящей скуке.

– А я ждал эпичную историю. Как в видеоиграх, к примеру.

В его словах явно подтекст, но Квант не может разобрать его до конца. Решает – вместо эпичной сказочки явно хотел какой-нибудь развеселой сплетни, гад такой.

– У нас все обыденно, – Леро пожимает плечами и тянется к стакану с лимонадом. – Бургер и кола – просто о том, что мы очень дружны. Это все равно, что назвать твоего младшего брата Агеро с его друзьями пакетом тыквенных семечек.

Шутку Хачулинг оценивает – довольно хмыкает, улыбается чуть шире. Сейчас он кажется вполне нормальным, и со стороны они, наверное, похожи на тройку друзей – Квант морщится от этой мысли.

А потом давится соком, когда проходящий мимо седой коротышка – тот самый – говорит ровным голосом:

– А теперь вы как комплексный обед. К бургеру и коле добавился голубичный чизкейк.

Кажется, это звучит внезапно даже для Хачулинга – тот резко оборачивается и язвительно комментирует в спину коротышки:

– Скряготышка, ты, гляжу, свой авторитет ехидством поднимаешь?

Пока они обмениваются едкими фразами, Квант с трудом прокашливается от сока. Леро спокойно допивает свой лимонад.

– Эван Эдрок, – говорит он вполголоса, когда Квант таращится на него, открывая и закрывая рот. – Провожатый и компаньон Принцессы Юри. Он тоже имеет дела с Древом.

Про дела Кванту интересно в последнюю очередь – впервые кто-то уел синего засранца так, что у него вытянулась физиономия, но Леро дипломатично молчит и не делится подробностями. Только глаза весело щурит и качает головой, когда Эван, распалившись, грохает подносом по их столу со словами:

– Достал ты меня, Голубика! Дай поесть спокойно, из-за тебя мое место заняли!

– Они просто тебя не заметили.

Квант снова открывает и закрывает рот. Эван кажется ему странным типом, но за Хачулинга он готов простить ему даже свою упавшую на пол вилку. Оглянувшись на неприятно щурящегося синего засранца, Квант двигается в сторону, освобождая Эвану часть скамейки.

«Главное, – думает Квант, – что его поставили на место».

Только вот про комплексный обед неприятно. Меньше всего Кванту хочется, чтобы видящий будущее Провожатый предсказывал им такой кошмар – Хачулинга в постоянных друзьях.

Квант вздыхает.

Леро тихо смеется в кулак.

@темы: Фанфики, Внезапно: ФБ, Tower of God

URL
   

Sincere silence~*

главная